02:21 

Опоздание?!

Глава 9.

Это был один из дней, когда Фролло не было в Соборе.
Обычный парижский день, положивший начало удивительным событиям в жизни Пьера Гренгуара.

* * *

Поэт был вполне доволен начавшейся у него жизнью: каждый вечер ему было куда возвращаться и было, что поесть. Он даже сменил свой камзол, расходившийся по швам, на новый. Словом, события разворачивались, как только можно было мечтать: их с Эсмеральдой заработки стали больше, ведь народ стекался в Париж посмотреть на короля и постоянно огромная толпа была на площади у Собора Богоматери.

Итак, в один из этих погожих деньков произошло следующее: Гренгуар уже собрал у всех столпившихся вокруг цыганки деньги, а пока Эсмеральда танцевала, он, как обычно, сел на ступеньку Собора. Подняв глаза вверх, на одном из балконов, поэт заметил очень красивую девушку. У неё были изысканно уложенные светлые волосы, бледная кожа и великолепное небесно-голубое платье. Девушка сидела в кресле за вышивкой. Поэт наблюдал за нею, словно завороженный.

В этот момент для Пьера время остановилось — для него существовала только она — эта прекрасная незнакомка. Он беззастенчиво продолжал разглядывать её, дивясь тому, насколько изысканны и тонки черты её лица. Он смотрел на её руки и думал о том, какая, должно быть, у неё тонкая и нежная кожа. Он смотрел на её лицо и думал, сколько бы поэм, восхваляющих эту незнакомку он мог бы написать...

Вдруг девушка дёрнулась и укололась. Приложив губы к пальцу, она опустила глаза вниз. Ей показалось, что кто-то за нею наблюдает. Переведя взгляд в сторону, красавица увидела бедного поэта, который наблюдал за нею из-за колонны даже не двигаясь.

Они встретились взглядами.

Гренгуар опустил голову, увидел свою одежду и понял вдруг, на какую недосягаемую высоту он замахнулся. Он увидел свой камзол, протёртую местами рубашку, заплатанные штаны и свой шутовской колпак и поднял горький взгляд наверх, но незнакомка уже ушла. Пьер осознал, что никогда, никогда ему не стать ей ровней.

Музыка, под которую Эсмеральда танцевала, закончилась.
— Пьер! Пьер, где ты?
— Я здесь, иду.
Нехотя Гренгуар поднялся.
— Что с тобой? Что-то случилось?
— Ничего странного. Дай мешочек, я ссыплю деньги.
Эсмеральда вытащила из-за пояса небольшой мешочек, и Пьер высыпал монетки в него. Приходилось возвращаться к работе.
— А сейчас вы увидите, что козы умеют то же, что и умеют люди!..

* * *

Вечером Гренгуар не вернулся домой. Он ушёл в кабак с другими бродягами. Но вино не лезло ему в горло. Он всё думал о той девушке, сидевшей на балконе.
— Эй, Пьер! Что это с тобой? Ты сегодня какой-то невесёлый!..
— Не влюбился ли ты, дружище? - спросил его другой нищий.
— Кто знает, может и влюбился, - грустно ответил поэт.
— И кто же она?
— Мы её знаем?
— Она дворянка, - сказал Гренгуар и выпил залпом стакан вина.
— Оо, брат!.. Это не по зубам обитателю Двора. Выбери что-нибудь попроще...
— Не могу... Целый день только о ней думаю...
— Ничего, как-нибудь мы пойдём лечить тебя!
— Лечить? Меня? - в голосе Пьера послышался ужас. - Как?
— Это всего лишь проститутки. Шлюхи, проще говоря.
— Нет, не стоит!
— Пьер, если ты не пойдёшь туда сам, я клянусь тебе своей рукой, что я отнесу тебя туда сам!
Гренгуар вздохнул и выпил ещё стакан вина.

* * *

— Пьер, где ты был? Что с тобой? Что-то случилось?
— Всё в порядке. Я просто зашёл в кабак... - Гренгуар сел на скамью и поднял глаза на Эсмеральду. - С тобой всё в порядке? Что произошло?
— Ничего страшного, Пьер. Но есть кое-что, что тебе нужно знать, - устало сказала девушка.
— Что?
— Я с завтрашнего дня не буду танцевать на площади. Буду уходить в Университет. А ты продолжишь выступления с Джали, но без меня.
— Что произошло?
— Один человек попросил меня не появляться там.
— Я знаю его? - строго спросил Гренгуар.
— Знаешь. Но его имя я тебе не скажу.
— Секрет?
— Да. Именно так. В общем, завтра идёшь на площадь один. А сейчас извини, я смертельно устала и иду спать.
— Доброй ночи, Эсмеральда, - сказал поэт, устраиваясь поудобнее на сундуке.
— Доброй ночи, Пьер, - ответила девушка из-за стены.

* * *

Каждый день Пьер приходил на площадь. И если сначала он мог видеть её хотя бы когда она уходила с балкона, едва звук колокольчика на шее Джали достигал её ушей, то теперь она не появлялась вовсе.

— А где девушка, которая живёт в этом доме? - спросил Гренгуар у привратника.
— Они уехали из Парижа.
— Надолго?
— А тебе-то какая разница, рвань? - загоготал привратник.
Гренгуар понуро побрёл с Сите.

* * *

— Ну что, Пьер, идём сегодня? - спросили бродяги, когда поэт в очередной вечер пришёл в кабак.
— Да, идём, - ответил тот и выпил полстакана вина.

Пьяная и шумная толпа нищих двинулась по улицам в кабаре «Яблоко Евы».

* * *
Эй, хозяйка! - крикнул один из бродяг, когда они все вошли внутрь.
— А, Жан! - сказала согбенная женщина. - Смотрю, вас много сегодня. О, новые лица! - обратилась она к Гренгуару. - Здравствуйте, меня зовут Одайл, я хозяйка этого заведения. Господа, кому какую девушку? Поопытнее или, напротив, новичков?
— Ему вот поопытнее, - сказал Корентин, один из наиболее близких приятелей Гренгуара. - А остальным всё равно.
— Клэр! Иди сюда, - крикнула Одайл. Из двери вышла девушка в бывшей когда-то яркой одежде. - Вот, знакомьтесь, молодой человек, это Клэр. Она у меня дольше остальных.
Гренгуар смущённо кивнул.
— Как Вас зовут? - спросила девушка.
— Пьер, Пьер Гренгуар. Я поэт.
— Гренгуар? А это не Вашу мистерию разыгрывали в Праздник Шутов?
— Мою.
— Жаль, что её не стали слушать и не дали досмотреть, но сейчас не о ней. Идёмте?

Гренгуар вышел вперёд, и они скрылись в коридоре.

* * *
— Пьер, Вы уже были с женщиной? - спросила Клэр, садясь рядом с ним на кровать.
— Нет, - Гренгуар густо покраснел. - Меня это никогда не интересовало.
— Не смущайтесь. Это не плохо и не хорошо, это просто есть. Я хочу, чтобы Вы расслабились. Мне кажется, Вас гнетёт не только это. Расскажите мне.
— Вы станете смеяться. Давайте приступим.
— Ничего хорошего из этого не выйдет, Вы будете напряжены и только зря потратите время.
— Что ж, если настаиваете... Я выступал с цыганкой Эсмеральдой, и однажды я заметил на балконе рядом с площадью девушку. Она была словно ангел: светлокожая, со светлыми волосами, она была одета в платье небесного цвета. Я залюбовался ею, и тут она посмотрела на меня. Я опустил голову, а когда поднял глаза на балкон, то там уже никого не было. Я приходил выступать каждый день, и она уходила, как только слышала колокольчик на шее у козы. А потом я узнал, что она и вовсе уехала из Парижа. И я не видел её больше недели...
— Пьер, - сказала Клэр после недолгого раздумья, - Вы не влюблены в неё, нет. Вы очарованы ею, не больше. Вы ведь никогда не видели дворянок так близко, как её. Не волнуйтесь так, это скоро пройдёт. Если только, конечно, Вы не будете говорить себе каждый день, что любите её.
— Вы, наверное, правы. Это только наваждение и не больше.
— Вот видите, Вам сразу стало лучше! А теперь не будем терять время, я хочу попробовать, каковы Вы на вкус...

* * *

— Скажите, Клэр, - обратился к ней утром Гренгуар, когда они проснулись, - Вы когда-нибудь любили?
— Думаю, что да... Хотя я не уверена. Мне было всего 15.
— И больше никогда? - в ужасе спросил Гренгуар.
— Нет. Потом умерли от чумы родители, а мне нужно было кормить себя. Так я попала к Одайл и стала проституткой.
— Какой кошмар... А что бы Вы сказали, если бы Вам предложили встретиться за пределами кабаре?
— О, я была бы так счастлива!.. Но этого не случится.
— Встретимся завтра? Приходи на площадь у Собора Богоматери в два часа пополудни.
— Пьер, ты не шутишь? - девушка посмотрела на него с непритворным счастьем в глазах.
— Я говорю абсолютно серьёзно.
— Как я счастлива! Спасибо, - тихо сказала Клэр и прижалась к нему всем телом и поцеловала.

* * *

Десять дней назад.

— Мама, я должна с тобой поговорить, - сказала Флёр-де-Лис, войдя в кабинет мадам де Гонделорье.
— Что случилось, дочка? - спросила женщина, обеспокоившись непривычной бледностью кожи девушки.
— Я увидела вчера юношу на площади, и теперь он не выходит у меня из мыслей...
— Юношу?
— Того, что выступал с цыганкой.
— О Боже, - вымолвила мадам де Гонделорье. - Что же дальше?
— Он смотрел на меня так восхищённо, что я не выдержала и ушла с балкона.
— Не беспокойся, моя милая, страшного ничего не произошло. Тебя всего лишь заинтересовал его вид, а он впервые увидел настолько благородную и изысканную девушку, оттого и застыл как статуя. Мы уедем из Парижа на некоторое время. Ни о чём не волнуйся. А теперь иди, приехали твои подруги, вам нужно приготовить вашу вышивку для отправки в монастырь.
— Хорошо, матушка, - Флёр-де-Лис вышла из кабинета и неслышно закрыла дверь.

На следующий день семья де Гонделорье покинула пределы Парижа.

URL
   

Фанфики

главная