23:25 

Опоздание?!

Глава 7.

Квазимодо 12 раз ударил в колокол. После последнего удара он по стене спустился вниз и спрыгнул на землю, после чего поковылял в сторону Двора Чудес.
Улицы были пустынны. Где-то слышались голоса и смех. Но звонарь не слышал ничего. Ночь превращала глухого в слепца.

Обитатели Двора Чудес, смеясь, показывали на него пальцами и смеялись ещё громче. Квазимодо был безразличен к своим обидчикам — он искал цыганку, а это занимало его больше, чем смеющиеся калеки. Не найдя её самостоятельно, он решил спросить кого-нибудь. С этой мыслью он подошёл к одному из оборванцев и, взяв его за грудки и хорошенько тряхнув, сказал:
— Где живёт цыганка? Покажи.
Бедняга от страха не мог вымолвить ни слова — только испуганно моргая смотрел на звонаря.
— Отвечай!
— Я. По-ка-жу, - нищий постарался сказать это как можно более чётко. На его счастье, Квазимодо научился читать по губам:
— Идём.

* * *

Эсмеральда отшатнулась, когда Квазимодо вошёл.
— Вот, мы пришли. Плату!
Квазимодо не оборачивался, пристально смотря на цыганку. Та заметила человека, стоявшего у звонаря за спиной:
— Жак, убирайся! Это же Квазимодо, он убьёт тебя, если будешь ему докучать!
— Квазимодо? - нищий не на шутку испугался, услышав это имя, и, поняв, с кем может связаться, поспешил уйти.

— Эсмеральда, - прохрипел горбун, - Вы должны пойти со мной.
— Зачем? Что тебе нужно от меня?
Не слыша её, звонарь продолжил:
— Он хочет Вас видеть. Он так переживает. Он очень сильно изменился, ни с кем не говорил, даже со мной. А сегодня попросил привести Вас к нему.
— Но как я пройду туда?
Квазимодо не мог разбирать, что она говорит — было слишком темно.
— Но Вы не волнуйтесь, Вас никто не тронет ни на улице, ни в Соборе. Мы зайдём через вход в монастырь. Это он сказал мне там зайти. Идёмте, уже много времени прошло.

Цыганка была в смятении: с последней встречи он ни с кем не разговаривал, а теперь просит её прийти... «Что бы это могло значить?».

* * *

Архидьякон сидел за столом и задумчиво смотрел в фолиант по алхимии.
Он не понимал, что за чувство его поглотило, но то, что оно было для него ново и непривычно — это ему было ясно, как день. Он не понимал, что с ним происходило, когда он увидел Эсмеральду плачущей у Собора этим утром. Ему хотелось закрыть её собой, отгородить от всех, от всего мира, только чтоб она не плакала. Наказать того, кто заставил её заплакать. И он знал, кто это. Знал, но не мог этого сделать. Оставалось лишь ждать ночи, чтобы утешить девушку. А капитан... Он что-нибудь придумает, он найдёт способ возмездия за страдания и разрушенную веру в любовь у Неё. А сейчас нужно успокоить, попытаться предложить Эсмеральде помощь, и это было важнее, чем наказать Феба или поиски золота. На это время священник забыл даже о Боге. Все его мысли, даже во время служб, были обращены к Эсмеральде: ему казалось, что временами вместо лика Богородицы он видит лицо плясуньи. Это пугало Фролло, он боялся Божьей кары. Но поделать он ничего не мог — это было словно наваждение.

Неожиданный стук в дверь и скрип петель оторвали мужчину от раздумий.
— Вы снова послали за мной, - сказала Эсмеральда, войдя в келью архидьякона. - Зачем?
Всё, что он придумал, что сказать девушке, тотчас вылетело у него из головы.
«Что сказать ей? Что? Господи, всё смешалось у меня в мозгу! Господи, помоги мне! Направь меня, Господи!».
Фролло взял себя в руки, его лицо вновь стало непроницаемым, замешательство не оставило на нём ни следа. Он медленно встал с кресла и подошёл к цыганке, и посмотрел ей в глаза:
— Я видел тебя сегодня утром. Ты рыдала. Феб не достоин и половины слезинки из твоих глаз.
— Какая теперь разница? Я уезжаю. С тех пор, как Вы запретили мне танцевать на Соборной площади, я перестала зарабатывать. И наш король, Клопен, решил вернуться в Испанию.
— Уезжаешь? Нет, ты не можешь уехать, нет! Я прошу, я умоляю тебя, не уезжай из Парижа!
— Я уеду, как и весь Двор Чудес. Такое уж правило у нас: уходит один — уходят все. Надеюсь, Вы будете рады, что больше никто не попрошайничает возле Вашего Собора, - со скрытым ехидством добавила девушка и направилась к выходу, но Фролло закрыл собою дверь:
— Не уезжай, умоляю тебя!
— Если я не уеду, я погибну. От голода и холода.
— Я обеспечу тебя деньгами! Только не уезжай! У меня есть поместье, я каждую неделю или две приезжаю туда. Ты можешь жить там под видом родственницы! Я слышал, что меня хотят повысить, я не буду жить в Париже, я буду жить там.
— Содержанка? Если Вы хотели унизить меня, то лучше бы пустили к капитану неделю назад!
— Глупая, одумайся, что ты говоришь! В Испании вас всех арестует Инквизиция! Ты ведь понимаешь, что это значит.
— Здесь тоже Инквизиция.
— Здесь я смогу тебя защитить! Подумай, Испания нищенствует, там второй год идёт война! Там бушует чума, там голод! Вы все погибнете, если уедете!
— Нет, Ваше Преподобие, мы всё равно уедем. И я уеду одной из первых, чтобы не досаждать Вам.
— Ты никуда не уйдёшь и уж тем более ты никуда ты не уедешь!
— Тогда я выпрыгну в окно, - равнодушно сказала Эсмеральда, пожав плечами. Клод поник и отошёл от двери:
— Раз так, то иди. Только постарайся не умереть.
На минуту возникло молчание. Цыганка стояла, вперившись взглядом в пол, а Фролло смотрел на неё и ему казалось, что они больше не встретятся. По крайней мере, на этом свете. Наконец, девушка нарушила тишину своим тихим красивым голосом:
— Прощайте, господин архидьякон.
Эсмеральда вышла, закрыв за собой дверь. Клод упал на колени, со всей силы ударив кулаками по полу. Он сбил руки в кровь, но не заметил этого.
— Наверное, это должно было произойти, - отрешённо сказал он.

Клод поднялся и подошёл к окну. Он едва-едва различил силуэт девушки в темноте парижской ночи.

— Но нужно что-то делать! Она не может просто так уйти! - Фролло вскочил, схватил плащ, висевший на кресле и выбежал за Эсмеральдой.

URL
   

Фанфики

главная