Глава 5.

В маленькой комнате Эсмеральды не горели свечи. Когда цыганка и священник вошли, девушка зажгла масляную коптящую свечу и достала кое-какой еды.
— Почему Вы не снимете капюшон? - спросила она, садясь напротив Клода.
— Не хочу, чтобы Вы видели моё лицо.
— Оно ужасно?
— Для многих - да, возможно, и для Вас.
— Как скажете, - Эсмеральда отодвинула свечу. - Я хочу немного открыть окно, здесь слишком душно стало.
Девушка подошла к окну и распахнула его.
— Как красиво. Правда?.. - она замялась. - Простите, но я не знаю Вашего имени. А впрочем, это не так важно. Угощайтесь.
— Нет, спасибо, - Клод повернулся к окну, - и правда, очень красиво.

Разыгрывавшийся ветер подобрался и к этому окну, и Фролло не успел удержать капюшон.

— Кто Вы? - закричала Эсмеральда.
Вместо молодого мужчины, коим Клод показался ей по голосу, она увидела чересчур взрослого мужчину: редкие седые волосы и глубокие морщины на лбу делали его таковым.
— Я не могу Вам этого сказать.
— Я думала... что Вы молоды, а Вы... Вы настоящий старик!
— Простите, я не знаю Ваше имя. Я не старик, послушайте! - Эсмеральда отбежала в дальний угол комнаты и испуганно глядела на Клода. - Позвольте, я кое-что расскажу Вам о себе. Мне всего 36 лет. А моя внешность... Вероятно, это книги. Кроме них я не видел последние 20 лет ничего, только знания меня занимали все годы.
— Вы... Простите, ведь я не знала... Вы не кажетесь мне ужасным или страшным...
— Я... Мне лучше уйти, - Фролло встал и тяжёлой поступью подошёл к двери. Оглянувшись, он добавил:
— Постойте! Сядьте, я хочу узнать о Вас больше.
— Больше? Хорошо... К 16 годам я окончил четыре факультета университета. И когда мне было немногим больше, чем Вам, у меня умерли родители. Чума... И я остался сиротой с новорожденным братом на руках. Вот почему я так выгляжу. Я седой и почти лысый, да. Но я не старик, нет! Вы пробудили во мне юношу, которого я прятал 20 лет в глубине себя... Простите, я уже не знаю, что говорю. Но одно я знаю точно: мы никогда, никогда не будем с Вами вместе. Не спрашивайте почему, это так. Но, я уже наговорил лишнего. Я должен уйти, прощайте. - Оглянувшись, Фролло добавил: - Вы можете не беспокоиться, я больше не потревожу Вас. Но позвольте попросить Вас об одном: не танцуйте на Соборной площади. Мои окна выходят на неё и я буду вспоминать Вас и терзаться. Не делайте мне больно, умоляю.
— Хорошо... Я обещаю...
Фролло с силой захлопнул дверь.

Уснувший Париж тревожил только ветер. Клод шёл по улице медленно, словно на казнь, где обвиняемым и главным зрителем одновременно будет он. Неожиданно покой и тишина были прерваны голосом цыганки:
— Постойте! Постойте! - девушка подбежала к остановившемуся изумлённому Клоду: - Я знаю, знаю истинную причину!
— Вы? Нет, Вас не должно быть здесь...
— Это неважно. Вы не сказали главного! Вы стали священником! Это и есть причина.
— Вы неправы, я не принадлежу Богу.
— Лжёте. Я видела ворот Вашей сутаны! Никогда не появляйтесь, слышите? Мне противно видеть Вас! И всё из-за Вашей лжи!
— Проклятье! - прошептал Фролло. Потом развернулся и быстро зашагал в парижскую ночь в сторону Собора Богоматери.

@темы: нотр дам де пари