22:17 

Рождение

Часть 1. Глава 1.

— Ну и холодно же! Хочу лето! - рассуждал Гренгуар, потирая руки от холода.
Солнце засветило ещё ярче, снег пропал, и трава и деревья зазеленели. Наступил июнь.
— Вот, теперь-то лучше!.. А это что такое? - только сейчас поэт обратил внимание на листы у него в руке. - «Праведный суд Пречистой девы Марии»? Что ещё за?!! Моралитэ? Кто написал эту брехню? Я? - завопил Гренгуар. - Да никогда! Я хороший поэт, а это нудятина из нудятин! - и поэт попытался выкинуть листы с моралитэ.
Но не тут-то было...
— Кхе-кхе, - кто-то меня забыл? - спросил молодой мужчина лет тридцати в строгом камзоле. - Кто разрешил Вам менять время года? Это же Праздник шутов! Шестое января! А Вы пожелали... ИЮНЬ??
— Простите, месье, а кто Вы вообще? - поэт поперхнулся.
— Я - пишу этот роман, а Вы - лишь герой этой истории! - Великий Писатель Виктор-Мари Гюго решительно исправил всё, что изменил Гренгуар.
Листья внезапно пожухли, опали, пошёл снег и солнце перестало греть.
— Лучше бы Ваш праздник был в июне... Или бы одели меня! - ворчал Пьер.
— Ты у меня по сюжету - нищий бродяга, - вполголоса проговорил Виктор.
— Кто? - возопил Гренгуар.
— Нищий бродяга, поэт по совместительству. А теперь марш во Дворец правосудия! - Гюго повелительно произнёс это и немедленно записал.

Гренгуар поплёлся во Дворец правосудия, хотя на лице у него было написано, что он ждал этого чуть ли не всю жизнь.
Довольный Виктор-Мари вернулся к бумагам.

* * *

Жеан сидел на подоконнике не слишком далеко от земли, болтая ногами и о чём-то задумавшись.
— У меня же скоро экзамены! Столько учить, а я тут сижу! Надо идти готовиться, - вполголоса проговорил Жеан и проворно спрыгнул с подоконника.
— Та-а-ак, куда это мы собрались? - спросил Гюго, оказавшийся аккурат под окном, на котором сидел младший из братьев Фролло.
— М-месье, а позвольте узнать, кто вы? - заикаясь спросил школяр.
— Я создаю эту историю, которую Вы, молодой человек, безбожно искажаете! - негодующе ответил писатель.
— Историю? - удивился паренёк. - Вы простите меня, мне нужно идти, - он попытался сбежать по стеночке, но Гюго ловкими движениями пера вычеркнул строчки, искажённые Жеаном, и тот быстро вернулся на подоконник к приятелям, присоединившись к общему галдежу и гулу. Он продолжал посматривать вниз на улицу, но сюжет уже тёк по предначертанному плану.

* * *

Поэт Пьер Гренгуар стоял на мраморном столе, дрожа при виде негодующей толпы. А мысленно он проклинал Гюго, который поставил его в столь дурацкое положение. Люди грозились убить его тут же, если представление не начнётся тотчас, а ещё Пьер точно знал, что его казнит епископ, если представление начнётся сейчас. Никогда прежде Гренгуар не оказывался в столь дурацкой ситуации.
Толпа требовала хлеба и зрелищ. Ну, или хотя бы просто зрелища.
Пьер кашлянул. Потом ещё и ещё. Наконец, поэт спустился в клетку, где находились актёры, и приказал им подниматься наверх.
— Скорее, скорее, - подгонял он их с видимым энтузиазмом, но внутри ему было глубоко наплевать на эту скучнющую писанину, которой он должен был гордиться по желанию писателя. И он отчасти был рад обладанию ею. И ещё больше рад тем, что он - автор того действа, которое сейчас увидят парижане.
Гордость, как заверял читателей Гюго, переполняла поэта.
А на самом же деле ему не терпелось сбежать отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

Актёры поднялись на сцену и начали выступление. А Пьер с каждой минутой всё с большим страхом посматривал на двери. Наконец, процессия проследовала в зал.

«Всё идёт просто на редкость отлично!» - радостно отметил про себя Гюго, продолжая писать главу.

Жеан по-прежнему сидел на подоконнике, гогоча, казалось, на весь Дворец Правосудия.

Народ кричал, что пьеса ужасна и всем хотелось разорвать поэта на куски.

Посол и иже с ним флегматично отнеслись к мистерии, лишь иногда поглядывая на Мраморный стол.

Гюго был доволен: всё шло так, как он задумал.

@темы: нотр дам де пари

URL
   

Фанфики

главная